Молчание в холодильнике

Страшно даже представить, если бы еда в холодильнике вдруг заговорила.

Вот так проголодаешься, подойдёшь тихо к дверце. А там кефир. Георгий Никифорович. Приветствует вас и спрашивает, как поживаете.

Справляется о здоровье творожка Анны Фёдоровны. Кстати, куда она подевалась после вашего последнего визита в холодильник?

От долгого монолога Никифоровича неприятно режет в желудке. Тем более, стыдно признаться – но вы бессовестно поглотили Анну Фёдоровну вместе со сметаной Симой Анатольевной. Исчезновение Симы подслеповатый кефир ещё не заметил.

В следующий раз вы запасаетесь версией внезапного отъезда Анны Федоровны, а также Симы Анатольевны. А Георгий Никифорович умиротворённо дремлет на полке, как оказалось. Вы с плохо скрываемой радостью молча ищете что-то более увесистое для перекуса. Тушеную картошку. Едва открываете крышку, а оттуда:

– Хотите ли вы поговорить о Господе нашем?

Вы поспешно закрываете эту проповедницу, заодно пытаясь вспомнить, кто вам продал религиозный овощ. Чтобы уж наверняка больше не напороться.

От шума просыпается Георгий Кефирович-Никифорович, и вы с ужасом ждёте повтора ситуации, корчась от голода.

В общем, не разговаривайте с едой. Кроме случаев, когда вы Ганнибал, простигосподи, Лектор. Молчание уж куда лучше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *